Сергей Поленов, 30 January 2018 Политика
А общаться будем жестами глухонемых
Написать автору

 

В Госдуме работают над каким-то новым законом о русском языке, стремясь оградить его от иностранного влияния, хотя Виктор Степанович Черномырдин посоветовал когда-то, что если чешется, чесать лучше в другом месте.

Для начала - о явной абсурдности планов по «защите языка» с точки зрения интересов российского государства. Не очень давно на высочайшем уровне было заявлено о строительстве в России цифровой экономики, как стратегической цели на ближайшие годы. Цифровая экономика - это все, что связано с компьютером (слово уже иностранного происхождения, являющееся, собственно, транскрипцией английского Computer) и компьютеризацией. Все термины до одного в этой сфере - тоже иностранные и, в основном, тоже английские - по большей части американского происхождения. Facebook, Twitter, Instagram, Internet, page, block, Winsdow, bit, e-mail и так далее, и тому подобное по всему английскому лексикону. Так как же власти намереваются совместить  цифровую экономику и очищение русского языка от иностранных слов? Вот такое совмещение и называется шизофренией, и либо ни о какой экономической модернизации речи не идет, либо Госдума не знает о планах правительства по цифровизации, либо знает и сознательно занимается вредительством, ставя президенту и премьеру палки в колеса.

А теперь - о языковых делах в более общем ракурсе. «СК» об этом и раньше уже писал. Любопытно, что за птеродактили сидят в этой нашей Думе, если намереваются убрать, видимо, в том числе и слово «парламент», оно же - английский Parlament. Как они будут тогда называть самих себя? Можно, конечно, словом «сборище». Или «шайка», но, боюсь, это слово тоже не русское, а, например, тюркского происхождения. Базар? Не получится - «базар» слово точно тюркское. А что они собираются делать с президентом (President)? Или как будет называться патриарх (Patriarch) Кирилл? Правда, тут можно хотя бы просто Кирилл Владимирович Гундяев - главный поп. Патриархия - поповище. Сенат - говорильня. Дискуссия (Discussion) - тоже говорильня. Парламентская дискуссия - базарная («базар» - слово все-таки не английское, а почти татарское, а татары - люди наши) говорильня.

И дальше вся эта защита языка выглядит не менее смешно, а иногда и по-идиотски. Но можно из нее, наверное, и какую-то пользу извлечь. Скажем, убрав слово «дискомфорт» - английское Discomfort (неудобство) - убираем эти самые неудобства, и тогда населению не на что будет жаловаться, раз неудобства исчезнут. Но тут в качестве побочного эффекта получается маленькая неловкость: убрав слово «дискомфорт», придется убрать и слово «комфорт» (Comfort - удобство), а комфортом у нас располагают, по совпадению, как раз депутаты и прочее всякое начальство, отсутствие удобства в жизни которого ему вряд ли придется по душе, и подозреваю, что из-за любви к комфорту они оставят и дискомфорт. Для народа - в виде исключения.

Народу вообще придется туго. Взглянув, к примеру, на ночное небо и увидев Луну, он не будет знать, что это такое, поскольку Luna - латинское слово, которое заботливые депутаты употреблять по новому закону, вероятно, запретят. Не говоря уж про Марс, чье местонахождение на небе у нас, впрочем, мало кто знает, и его исчезновение, скорее всего, никто из россиян не заметит. Но есть масса слов, отсутствие которых создаст населению любезно оставленный ему депутатами дискомфорт. Скажем, шифоньер - французское слово, но мы давно привыкли вешать туда брюки и рубашки, складывать простыни и наволочки, платки и носки. И вот его не будет, а куда тогда складывать? Или торшер, светильник на подставке. Половина квартир в стране погрузится во мрак, если думцы ликвидируют это слово. Но, может быть, они так прямо светильником на подставке торшер и назовут, запретив использовать слово «торшер». Можно приводить бесконечный ряд предметов и явлений российской жизни, обозначаемых иностранными словами: политика, партия, политическая партия, депутат, фракция, депутатская фракция, спикер, оратор, демократия, либерально-демократическая партия, премьер, премия, дебаты, аутсайдер, национальный, национальность, нация, шоколад, сигареты, вино, конфеты, патриот, армия (английское army), триумф (английское же Triumph) - этим словом называется, между прочим, наш ракетный комплекс С-400, и проч. И если все эти слова вывести из обращения, русские окажутся неспособными что-либо говорить или писать, а общаться смогут  только очно и жестами.

Русский язык - он вот такой, впитывающий слова как губка, и это счастливая его способность, которая и сделала наш язык столь богатым и гибким. И да, в основном это слова из европейских языков, и они - та пуповина, которая связывает нас с Европой. А русский алфавит, называемый кириллицей, это по большей части буквы греческого алфавита, приспособленные Кириллом и Мефодием для славянских языков. Есть в нашем языке, как выше уже упоминалось, и тюркская часть, наследие 300-летнего монгольского ига. От Китая только, к которому нас так упорно лепят наши руководители, я лично смог вспомнить  всего одно лишь слово - «чайник», от китайского china (чайна), и перевести на русский слово «чайник» можно разве что как китаенок. И еще одно слово может иметь китайское происхождение, то, которое присутствует в названии китайской цементной компании. Носителем языка является человек, индивид, и когда власть лезет в язык, она лезет не в свою епархию. Та же Дума вправе, на мой взгляд, регулировать только государственное употребление языка, как правильно государственным служащим говорить и составлять документы. И это все. Остальное - сфера частного, вторжение в которое неприемлемо. Это все равно, что лезть к россиянам в постель. Нехорошо ведь, согласитесь. Но все равно лезут.

 

 

Написать автору

Отправить сообщение